"Радон" объясняет повышение радиационного фона у МЗП неисправностью датчика, эксперты не согласны | Москва.ру

«Радон» объясняет повышение радиационного фона у МЗП неисправностью датчика, эксперты не согласны

Слайдер
Измерение радиационного фона у Московского завода полиметаллов. Фото: личная страница в Facebook депутата Мосгордумы Павла Тарасова

Датчик, установленный у Московского завода полиметаллов (МЗП), зафиксировал всплеск гамма-излучения. Отрицающее этот факт ФГУП «Радон», предприятие госкорпорации «Росатом», которое занимается ликвидацией радиоактивных отходов (РАО) с территории МЗП, изначально даже отказался приезжать на завод. И это при том, что здесь пройдет строительство Юго-Восточной хорды.

Установленный «Радоном» у завода датчик в выходные показал значение 18 микрозиверт (1800 микрорентген) в час. Радиационный фон считается повышенным уже от 60 микрорентген в час. Депутат Мосгордумы Павел Тарасов в разговоре с «Москвой.ру» назвал эти значения более чем тревожными.

«Эти всплески начали регистрироваться практически сразу после установки датчика. <…> При этом, когда активисты начали вызывать МЧС и ФГУП «Радон» на место событий, те просто отказывались приезжать с формулировкой, что не сейчас, а в понедельник кто-нибудь посмотрит. В принципе совершенно пренебрежительное отношение к ситуации», — рассказал он.

Инженер-физик, эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский на своей странице в Фейсбуке написал, что сначала все подумали о сбое датчика. «Это не так. Менее точный «трекер радиации» тоже показал всплески гамма-фона. Когда этой ночью на холм примчалось руководство ФГУП «Радон», они не стали чинить, не отключили своё оборудование — значит, сомнений в его работоспособности не было!», — пишет Ожаровский.

Он также отметил, что датчик ФГУП «Радон» установлен на холме «над кассами» — ровно по оси предполагаемой трассы Юго-Восточной хорды.

«Его показания свидетельствуют о наличии ровно там ещё не раскопанных залежей радиоактивных отходов. Строить там нельзя», — заключает физик.

Ожаровский объясняет, почему раньше эти всплески не фиксировались. Дело в том, что никто никогда раньше в круглосуточном режиме не мониторил мощность дозы гамма-излучения в местах размещения радиоактивных отходов Московского завода полиметаллов. «Радиация незаметна — но она опасна. Могильник «дышит» — выплёвывает газ радон и другие ДПР. Этот понятный и естественный процесс беспристрастно зафиксировал датчик ФГУП «Радон». Спасибо ему за это!”. — написал Ожаровский.

Руководитель «Радона» Алексей Лужецкий и представитель «Росатома» Александр Пташкин приехали к заводу только тогда, когда информация о повышении радиационного фона просочилась в социальные сети и СМИ. Представители компаний назвали повышенные показания результатом технической неисправности датчика. «Версия сомнительная, потому что никаких контрольных измерений другим прибором и вообще попытки проверить правдоподобность показаний датчика не было. А это те датчики, которые висят по всему городу и должны давать достоверные значения», — возразил Тарасов.

Рабочие на месте строительства ЮВХ в Москворечье. Фото: Telegram-канал SOS.Склон.МЗП

Он добавил, что всплески меньшей величины также зафиксировал контрольный прибор, который стоит у наблюдателей инициативной группы, дежурящих около холма: «Там у нас организован контрольный мониторинг. Там зафиксированы всплески меньшего значения, но синхронно с тем, что зафиксировал датчик на склоне. Поэтому версия технической неисправности окончательно отметена не может быть, но кажется крайне неправдоподобной».

Именно активисты привлекли внимание общественности к повышению радиационного фона у МЗП. Тарасов рассказал «Москве.ру», что у завода дежурит «Газель», в которой сидят активисты. Они мониторят радиационный фон и следят за тем, чтобы не было попыток начала строительных работ, подобных той, что была на прошлой неделе.

У инициативной группы, выступающей против строительства Юго-Восточной хорды, есть свои объяснения произошедшему. По словам Тарасова, их две. Первая версия предполагает, что происходит выветривание аэрозолей из-за смешения грунта со снегом. По этой причине могла произойти засветка прибора.

Вторая версия более пугающая. Предполагается, что из глубины склона может порциями выходить газ радон. Либо выход происходит постоянно, но в чуть смещенном относительно датчика месте. При порывах ветра в сторону датчика радон и дочерние продукты распада вызывают засветку прибора.

«Эта версия говорит о том, что объем радиоактивных отходов в глубине склона существенно недооценен. До этого нам говорили, что юго-восточный склон относительно чист и там присутствуют только поверхностные загрязнения. История с массовым выходом радона из склона говорит о том, что в толще склона находится большой массив делящихся материалов», — делится неутешительным заключением Тарасов.

По его словам, в любом случае превышение нормативного фонового значения есть, а с этим никто не разбирается. «Мы вообще требуем нормальных комплексных исследований, то, что положено делать в таких случаях. Когда обнаруживают радиоактивные загрязнения территории, должны проводится комплексные исследования, при которых изучается, что находится в толще склона и в каких объемах. И после этого уже разрабатывается программа очистки склона. А у нас пока что официальная линия: мы начнем работать, вывозим, что под ковш попадёт», — отметил депутат.

Тарасов также рассказал, что у активистов возник спор с одним из приехавших сотрудников ФГУП «Радон». Он пытался убедить людей в том, что прибор показывает не микрозиверты, а миллизиверты в час. Учитывая, что в одном миллизиверте 1000 микрозиверт, если бы сотрудник предприятия, специализирующегося на работах с РАО, оказался прав, ситуация была бы просто катастрофическая. «Это звоночек по квалификации тех людей, которые пытаются убедить нас, что на склоне все хорошо», — отметил Тарасов.

Рейтинг
Москва.ру