Попасть под самолет: жители деревень у «Шереметьево» живут в аду

Попасть под самолет: жители деревень у «Шереметьево» живут в аду

Пейзаж в зоне строительства напоминает о войне

Третья взлетно-посадочная полоса международного аэропорта «Шереметьево» — один из ключевых объектов предстоящего чемпионата мира по футболу. А громкие проекты, как известно, у нас всегда сопровождаются громкими скандалами.

«Пусть все сдохнут!»

«Сначала природу вокруг всю извели, лес вырубили, речку испоганили, а сейчас за людей принялись — со свету нас сживают», — возмущаются жители трех подмосковных деревень — Дубровки, Перепечино и Паршино.

Эти населенные пункты, расположенные в сельском поселении Луневское Солнечногорского района Московской области, оказались на пути новой взлетно-посадочной полосы аэропорта «Шереметьево» (ВПП-3). Но государственный заказчик и застройщик — Федеральное агентство воздушного транспорта (Росавиация) и ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)» (ФГУП «АГАА») — не стали морочить себе голову с переселением семей, проживающих в этих деревнях, и начали масштабное строительство, полагая, видимо, что кому не нравится — тот сам все бросит и уедет. Хотя проект ВПП-3 предусматривает полный снос деревень Дубровки, Перепечино и Паршино еще на этапе подготовки территории под строительство.

Нынешний пейзаж в зоне строительства ВПП-3 отлично подходит для натурных съемок голливудского блокбастера о конце света или третьей мировой войне. Но жизнь в таких условиях — это сущий ад! В дождливую погоду тут непролазная грязь, а в сухую всю округу накрывают пылевые бури. И это далеко не самая страшная из проблем, с которыми приходится ежедневно сталкиваться местным жителям.

Строители,судя по всему, сильно отстают от графика, поэтому работы идут круглосуточно. И днем и ночью грохочет техника, ревут моторы огромных карьерных самосвалов, грейдеров, экскаваторов. Все живое на многие километры вокруг старается покинуть зону экологического бедствия. Раньше в соседнем лесу водилось всякое зверье — лисы, зайцы, волки и даже крупная дичь — лоси, кабаны. Сейчас даже лягушки и мыши-полевки попрятались. Зато строители отрыли на своем пути старую свалку, некоторые старожилы вообще утверждают, что там когда-то был скотомогильник — в 50-е годы в этом районе погибло много домашнего скота от сибирской язвы. В результате этих раскопок округу накрыла жуткая вонища и атаковали полчища крыс.

Что ни день, то пропадает электричество — чаще всего строительная техника перебивает кабель, по которым идет электричество к частным домам. Но случаются и более серьезные аварии. Например, недавно дожди размыли грандиозную насыпь, которую возвели под рулежную дорожку, грунт поплыл, увлекая за собой опоры линии электропередачи. В другой раз экскаватор ковшом задел газовую трубу. Про воду и говорить нечего: местные колодцы и скважины уже давно пересохли, хотя как жить без воды? 

Игра на выживание

За время работы в «МК» становишься циником. Как правило, люди обращаются в газету не от хорошей жизни. И постепенно начинаешь привыкать к человеческой боли, к тому, что мир несправедлив и жесток. Но бывают истории, которые потрясают своим цинизмом и жестокостью даже наши зачерствевшие журналистские души. Трагедия жителей подмосковных деревень Дубровки, Перепечино и Паршино — как раз тот самый случай.

С тех пор как тут началось строительство ВПП-3, уже несколько человек похоронили. Среди диагнозов — инфаркты, инсульты, рак. Но оставшиеся в живых соседи говорят: «Это их третья взлетно-посадочная переехала!»

И с этим трудно не согласиться: ведь известно, что все болезни от нервов, а уровень стресса, который переживают люди, чей привычный комфортный мир рушится, превышает все допустимые нормы.

Вячеслав Васильевич и Антонина Павловна начали строить дом в Дубровках в 89-м году. Постепенно городская квартира в Химках отошла на второй план, каждый рубль семья вкладывала в дачу.

«Вы же помните, какие были времена — никаких стройматериалов. Все доставали по знакомству, радовались каждому добытому кирпичу, — вспоминает глава семейства. — Но зато какая была красота! Рядом Клязьма, я и перед работой успевал искупаться, и после… В реке рыба водилась, в лесу — полно грибов, ягод. Идеальное место для отдыха и спокойное, дети играли где хотели, не то что сейчас».

Дом Вячеслава Васильевича вроде бы действительно находится рядом с рекой, только верится в это с трудом. Дело в том, что строители ВПП-3 решили спрямить русло, а в результате уровень воды резко упал, образовалось болото. И хотя рядом находится водозаборный узел — а значит, все это санитарная водоохранная зона, — по проекту именно тут собираются отвести место под антигололедную обработку самолетов. И никого, похоже, кроме жителей, не смущает, что реагенты, которые обычно используют для этих целей, опасны для здоровья человека — их попадание в источники питьевой воды может привести к экологической катастрофе всего столичного региона.

Про тишину и покой говорить не приходится. Об этих простых деревенских радостях жители уже давно позабыли. У них тут, как в Бермудском треугольнике, постоянно что-то происходит. То бесследно исчезает живность — например, у местного фермера строители регулярно воруют гусей, кур и даже коз. А то, наоборот, трупы подбрасывают.

«Мы теперь не то что детей одних боимся из дома выпустить, сами в темное время суток без средств самозащиты не выходим, — рассказывают люди. — Среди работяг пьянство и поножовщина — обычное дело. Как только смена заканчивается, они гурьбой в соседний магазин, там им и пиво, и что покрепче продают, несмотря на все наши протесты. А в тех домах, что уже выселили, бомжи и наркоманы обосновались. Они там разводят костры и обжигают обмотку кабелей, чтобы потом их в металлолом можно было сдать. У нас уже несколько крупных пожаров было, вся деревня чуть не сгорела».

«Уникальный» проект

По задумке проектировщиков ВПП-3 — это уникальный проект. Длина полосы составит 3200 м, ширина — 60 м. Поэтому там смогут взлетать и садиться все типы воздушных судов, включая средне- и дальнемагистральные самолеты. Правда, от уже существующих терминалов «Шереметьево» новая полоса расположена далеко, кроме того, их разделяет Шереметьевское шоссе. Поэтому доставлять воздушные суда на ВПП-3 будут по рулежной дорожке, которая пройдет над шоссе по специальному путепроводу. Путепроводы для поездов и пароходов в столице есть, а для самолетов еще нет — в этом отношении проект, конечно, уникальный.

Под новый комплекс аэродромной инфраструктуры (пассажирский аэровокзал, топливозаправочный комплекс, площадка антигололедной обработки и другие аэродромные службы) отвели территорию в 500 с лишним гектаров. Совсем недавно тут рос вековой лес. Говорят, что как раз благодаря ему во время наступления немцев под Москвой жителям деревни Перепечино удалось избежать встречи с фашистскими захватчиками, они их просто не нашли.

Деревья уже истребили, а вот деревни до сих пор стоят. Хотя, по плану строительства, тут уже в октябре 2017 года должны в тестовом режиме взлетать и садиться самолеты. А это значит, что, по проекту ВПП-3, никакого жилья к этому времени тут быть не должно. Деревня Дубровки вплотную примыкает к зоне строительства, часть домов выкупили и даже снесли, но это происходит только в том случае, когда техника в буквальном смысле слова упирается в тот или иной участок. Жить в ожидании, когда твой дом и сад подомнет под себя бульдозер, — жестокое испытание. Например, фермер Дмитрий Скибо со своими козами и гусями три года жил прямо по ходу взлетно-посадочной полосы — в окружении тяжелой стройтехники, без воды, без дороги. На днях его дом все-таки выкупили. Потому что полоса уже буквально уперлась в забор.

Но остальные обитатели Дубровок продолжают ждать своей участи. От каких-то участков вообще хотят отрезать несколько метров, а дальше живите как хотите.

«Нам сказали, что нужно перенести ворота на несколько метров, — говорит Наталья Константиновна и показывает, где будет по ее саду проходить рулежная дорожка. — А как быть с гаражом? Его тоже переносить? Он ведь напротив ворот находится. И как вообще мы должны жить бок о бок с рулежкой?»

«Они как себе это представляют, — недоумевают жители другой деревни, Перепечино. — Что нам теперь каждый раз от страха приседать, когда в десятках метров над нашими головами будут лайнеры пролетать? А если какой-нибудь пилот ошибется чуток и самолет крылом дом заденет?!»

Если в деревне Дубровки хотя бы несколько семей уже смогли получить компенсацию за свои дома и участки, то перепечинцев заказчик строительства ВПП-3, как говорится, в прямом смысле слова в упор не замечает. Полоса упирается в деревню, и как раз над ней будут взлетать и садиться воздушные суда всех калибров и размеров. Вот уж точно — проект уникальный! Вряд ли еще в какой-нибудь стране мира такое встретишь.

Денег нет, но вы держитесь!

Обычно, когда заходит разговор об изъятии частных земель под какой-нибудь госпроект, чиновники жалуются, что строительство тормозится из-за несговорчивых жителей, которые долгие годы судятся за свою недвижимость, стараясь получить за нее с государства побольше денег. Но здесь совсем другая ситуация.

Ни заказчик, ни застройщик ВВП-3 вообще не парятся по поводу местных жителей. Они считают, что это не их дело. Они — строители, а вот когда новый аэропортовский комплекс будет введен в строй, пусть тогда «Шереметьево» и думает, куда и за чей счет отселять людей. И, похоже, ни моральные, ни юридические аспекты этой проблемы чиновников от авиации не волнуют.

«Сначала нам говорили, что тут будут склады, какая-то аэропортовская инфраструктура. Сколько раз мы ни спрашивали главу нашего Луневского сельсовета Надежду Тюрину, она каждый раз утверждала, что знает не больше нашего, а потом оказалось, что именно ее подпись стоит в разрешительной документации на строительство ВПП-3, — рассказывают члены инициативной группы жителей деревни Перепечино. — Мы с 2008 года, как только стало известно, что тут будут строить новую полосу, сидим на чемоданах. У одних дома недостроенные, у других — ветхие, разваливаются, а нас и не ломают, и жить нормально не дают!»

Действительно, власти долго скрывали сам факт строительства ВПП-3. Дело в том, что целесообразность самого проекта очень долго оспаривалась экспертами. Например, некоторые из них считают, что пассажиропоток «Шереметьево» можно было значительно увеличить и без новой полосы, всего лишь за счет модернизации двух старых ВПП. Но как только стало известно о проведении в России в 2018 году чемпионата мира по футболу, проект ВПП-3 получил зеленый свет и бюджетное финансирование.

Однако даже на публичных слушаниях, состоявшихся в 2012 году, представители Росавиации отказывались отвечать на главные вопросы, волновавшие людей: когда их дома пойдут под снос и сколько им за это заплатят? А уж когда жирные времена закончились и грянул кризис, об этом и вовсе перестали говорить. У чиновников на все один ответ: денег нет, инфляция, ждите, когда полосу пустят в эксплуатацию.

«То говорили, что в проекте вообще не заложены деньги на выкуп нашей собственности, — рассказывает член инициативной группы Ольга Всеволодовна. — Потом в 2013 году все участки и строения были оценены и даже сумма известна — 1,3 млрд руб. Так куда делись деньги тогда на изъятие оставшихся домовладений в Дубровках, Перепечино и Паршино?»

Борьба жителей Дубровок, Перепечина и Паршина с Росавиацией и ее дочерней структурой ФГУП «АГАА» длится уже более 6 лет. За это время им удалось добиться немало. Например, по инициативе жителей Межрегиональная транспортная прокуратура и Ростехнадзор проверили, насколько точно авиаторы следуют утвержденному проекту строительства ВПП-3? И пришли к выводу, что делают они это очень плохо. Проектная документация и Закон нарушаются.

Поэтому материалы проверки легли в основу ряда судебных исков. В ноябре прошлого года Головинский суд Москвы постановил, что 260 зданий и строений, расположенных на территории деревень Паршино, Перепечино и Дубровки, оказавшихся в зоне строительства ВПП-3, должно быть снесено, а их владельцам обязаны компенсировать издержки. Именно это согласовала ФАУ Главгосэкспертиза в проекте строительства ВПП-3 еще в 2011 г., однако ни то, ни другое выполнено не было. Кроме этого надзорные органы выявили и другие серьезные нарушения в ходе строительства. Например, застройщик не перенес газопровод высокого давления, три нитки трубопровода, по которому поступает топливо в аэропорт, нет новой дороги на Перепечинское кладбище. Все эти объекты также оказались на пути взлетно-посадочной полосы. И на решение этих проблем у ФГУП «АГАА», по их же словам,  в частности, на заседании Головинского суда в Москве,  денег нет. 

По оценке экспертов, ВПП-3 с самого начала была самым затратным аэродромным проектом ЧМ-2018. На нее планировали потратить 35,55 млрд руб. Но в феврале 2017 года стало известно, что требуется еще 20 млрд. Заказчик в лице Росавиации объяснил это удорожание поправкой на инфляцию, плюс якобы не учли в первоначальной проектной документации стоимость ряда работ, о которых идет речь в материалах прокуратуры.

Но у жителей деревень Перепечино и Дубровки, с которыми встретились корреспонденты «МК», своя версия событий. Они считают, что деньги на их переселение были выделены из бюджета сразу, только им кто-то тут же «приделал ноги».

«Мы точно знаем, что деньги были, – говорит Ольга Всеволодовна. – Это следует из материалов прокурорской проверки и других документов, которые находятся в нашем распоряжении».

Правда это или нет, должны выяснить правоохранительные органы. А в истории с переселением деревень Дубровки, Перепечино и Паршино нужно срочно ставить точку. Люди не должны жить в зоне аэропорта — это очень опасно для их здоровья. Например, бензапирен, выбросы которого на территории аэродрома превышают допустимые значения в разы, относится к веществам первого класса опасности. Этот канцероген может привести к раку даже в малых дозах. Про вред шума от летающих над головами жителей самолетов, думаю, особо распространяться не следует. Это даже школьникам понятно. Поэтому никакие доводы и оправдания по поводу отсутствия денег, необходимых на отселение жилого фонда, попавшего в зону строительства, не могут служить оправданием.

То, что жители нескольких подмосковных деревень до сих пор остаются на ВПП-3 — не рядовой скандал. И, по мнению члена СПЧ Андрея Бабушкина, он может больно ударить по престижу нашей страны.

«Безусловно, жителей ни в коем случае нельзя оставлять в зоне аэропорта ни на время тестовых полетов, ни тем более в будущем, — сообщил он «МК». — С одной стороны, люди будут страдать от избыточного звука и вредных выбросов, а с другой — для летного состава это тоже серьезный дискомфорт. Одно дело, когда пилот взлетает и садится над лесом — это одна психологическая нагрузка. И совсем другое дело, когда он видит, что под ним в 100–150 метрах дети бегают, в футбол играют. Такой маневр требует очень высокой психологической устойчивости. Далеко не все могут сажать самолеты буквально через забор от детской или спортивной площадки. Нужно учитывать, что во время ЧМ в «Шереметьево» будут прилетать тысячи пилотов и наряду с асами, у которых за спиной тысячи летных часов, могут оказаться и совсем зеленые юнцы из региональных компаний.

У меня вообще складывается такое впечатление, что представители Росавиации собираются сорвать чемпионат мира по футболу, сопроводив его мощным международным скандалом, который для наших идеологических противников станет серьезным информационным поводом. Любое крупное международное мероприятие, которое приходит в очередную страну, является не только радостью для гостей, но еще и определенной нагрузкой для жителей. Такое происходит в любой стране мира. И здесь очень важно соблюсти баланс интересов.

Потому что международные организации первым делом поинтересуются, не пострадали ли местные жители во время ЧМ. Этот вопрос перед Россией обязательно будет поставлен. И если накануне проведения чемпионата выяснится, что около сотни семей живут рядом со взлетно-посадочной полосой международного аэропорта, от чего многие из них обречены в течение 4–5 лет умереть от рака, то, естественно, это никакой радости не доставит ни нашей стране, ни международной футбольной организации.

Этот конфликт помимо нравственного и юридического аспекта может иметь серьезный политический аспект. Но допустить это никак нельзя. Мне кажется, прокуратура должна сказать здесь свое веское слово и выяснить, куда делись деньги, выделенные на отселение жителей, и на что их потратили».

А нам, журналистам «МК», кажется не менее важным не столько то, как наше государство будет выглядеть в глазах зарубежной общественности, сколько в глазах своих собственных граждан. Росавиация – всего лишь винтик в сложном механизме бюрократической машины, которая вместо того, чтобы защищать интересы людей, всеми силами старается подмять их под себя. 


Смотреть фото-галерею записи Попасть под самолет: жители деревень у «Шереметьево» живут в аду