«Запах шашлыка и музыка» отвратили от московской церкви грузин

«Запах шашлыка и музыка» отвратили от московской церкви грузин

В Великий пост у храма рекламировали хинкали

Московские грузины в последнее время говорят, что у них все меньше желания приходить в свою церковь на Большой Грузинской улице в центре столицы. Их смущают как интриги вокруг популярного у прихожан батюшки отца Мириана, так и то, что в церковном дворике развернута торговля, открыты кулинария и ресторан. Порой из заведения допоздна звучит громкая музыка, а запах шашлыка искушает православных даже во время поста. По мнению ряда верующих, единственной в Москве грузинской церкви грозит опасность потерять свое лицо.

«Георгиевское подворье» находится на третьем этаже этого здания.

Великий пост — самый строгий из всех православных постов. Нельзя ни мяса, ни молока, ни яиц. Церковь запрещает. Однако в Москве есть место, где можно и в Великий пост полакомиться хинкали и шашлыками, причем прямо на церковном дворе. Заведение называется «Георгиевское подворье» и находится на территории грузинской церкви у метро «Баррикадная». Я была там во время поста и могу засвидетельствовать: мясо действительно подают без ограничений, постное меню отсутствует, а цены — совсем не «христианские». Все это приводит прихожан храма в смущение.

— Проблема не в том, что на прихрамовой территории работает платное заведение, — рассказывает Вахтанг, московский грузин, прихожанин церкви Георгия Победоносца. — Платные заведения есть во многих монастырях. Важно, что первично, а что вторично. Куда мы приходим: в храм, при котором есть пекарня, или в кафе, при котором есть храм?

По утверждению прихожан, началось все с того, что в подвале под храмом организовали круглосуточно работающую пекарню. Работники пекарни — далеко не все православные, есть среди них и нелегальные мигранты.

— Это целый завод, — говорит Вахтанг. — Продукция пекарни не только продается на месте, но и поставляется в ряд сетевых дорогих супермаркетов. Одно время филиал пекарни действовал… на территории зоопарка! Здание, в котором открыли кафе, — это вообще самострой, по сути, нелегальный бизнес. И цены там заоблачные. Я каждый раз после службы оставляю там по тысяче рублей, а покупаю только хлеб и мацони.

Обстановка внутри кафе.

Его тревогу можно понять. Храм Георгия Победоносца — знаковое для всей московской грузинской диаспоры место. Богослужение в нем идет на грузинском языке. И стоит он, естественно, на Большой Грузинской улице. О Грузии напоминают и другие названия вокруг: Малая Грузинская, Грузинский Вал, Грузинский переулок… В XVIII веке здесь существовало компактное поселение грузин — Грузинская слобода. Особое место, историческое. На эту землю ступали ноги грузинских царей.

— Знаете, как появился Грузинский Вал? — спрашивает меня Вахтанг. — В XVIII веке из Грузии по приказу царевича Георгия Вахтанговича Багратиони, сына царя Картли, на арбах везли грузинскую землю, ссыпали ее, так и насыпали Грузинский Вал. И на этой грузинской земле построили храм для российских грузин. А сейчас в воскресенье на службе бывает не более двухсот человек. Мои друзья говорят: «Мы уже не понимаем, это церковь или хинкальная». Когда люди в Великий пост заходят на территорию храма и чувствуют аромат шашлыков, они просто разворачиваются и уходят.

Здание из красного кирпича в русско-византийском стиле бросается в глаза издалека. Оно сравнительно новое: построено в 1895–1900 годах. Рядом старый (XVIII века) храм из белого камня. Именно в нем сегодня проходят богослужения.

Вахтанг в начале 90-х был в числе первых прихожан «храма в Грузинах». После революции в церкви работал техникум, и только в 1993 году здание старого храма было передано грузинскому землячеству Москвы. Мой собеседник был участником воскресников, во время которых верующие своими силами приводили здание в порядок, чистили его, выгребали мусор. Церковь первоначально имела статус приходской, то есть принадлежала приходу. Служил в ней прикомандированный от Грузинской патриархии батюшка. Однако в середине нулевых в приходе разгорелся конфликт, и церковь была передана Московской патриархии. А два года назад техникум освободил и здание «нового храма», и оно также было возвращено Церкви. Однако на его центральном куполе до сих пор отсутствует крест, здание нуждается в серьезной реставрации.

Первое здание от входа на территорию храма, увенчанное крестом, — это и есть «Георгиевское подворье». «Кафе, кулинария, пекарня» — так гласит вывеска. Выглядит это странно: на храме креста нет, а на кафе — есть.

— В новом храме сейчас живут работники пекарни, — утверждает Вахтанг. — Там не только грузины. Какие-то корейцы, молдаване… Спят прямо на полу, на расстеленных матрасах. Какая-то ночлежка для бомжей получается. Во дворе стоят мусорные контейнеры для отходов. Ресторан не имеет никакого юридического статуса. Это же прихрамовая территория, как трапезная. Трапезная храма ведь нигде не регистрируется.

Верующие говорят, что не знают, как распределяются доходы от этого бизнеса. Из-за того, что церковь не приходская, приход никакого права не имеет все это контролировать.

Настоятелем «храма в Грузинах» является протоиерей Феодор Кречетов. Фамилия в церковных кругах известная, да и сам настоятель — человек уважаемый. Симпатии своей грузинской паствы он сумел завоевать тем, что выучил грузинский язык. Поскольку храм имеет статус патриаршего подворья, он находится в канонической юрисдикции, то есть подчинении, непосредственно Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Согласно договоренности между двумя церквями — Русской и Грузинской — в храме служит также клирик Грузинской православной церкви. Сейчас это отец Мириан (Давид Шенгелия), личность яркая и неординарная.

Типичный счет. 25 марта 2017 года — разгар Великого поста.

До принятия монашеского сана и рукоположения молодой священник был успешным хирургом, работал на Пироговке. Его решение стать монахом удивило всех. Однако он и свою прежнюю профессию не забросил и продолжает лечить людей. Отец Мириан был личным врачом Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II. А когда два года назад служившего в храме на Большой Грузинской архимандрита Вахтанга произвели в епископы и отозвали в Грузию, Илия II принял решение командировать в Москву на его место отца Мириана.

Новый батюшка сразу завоевал любовь и уважение прихожан. Многие стали посещать церковь только ради того, чтобы его послушать. Однако вскоре у него появились и могущественные враги. Отец Мириан возмутился огромным рекламным баннером «Георгиевского подворья», из-за которого не было видно самого храма. Не понравилась ему и торговая точка на территории зоопарка. Утверждают, что после этого в Тбилиси к патриарху поехала целая делегация, чтобы убедить Илию II отозвать священника. Однако на его защиту встал практически весь приход. Дошло до открытого конфликта. Возмущенные прихожане во время богослужения остановили проповедь и потребовали у настоятеля дать ответ, почему отзывают отца Мириана.

По мнению православного журналиста Мамуки Путкарадзе, вдохновителями всего этого околоцерковного бизнеса является нынешний епископ Никорцмидский Вахтанг (Липартелиани), место которого занял отец Мириан, и служащий в храме клирик РПЦ Мирон Кантеладзе. Главный организатор — церковный староста Ираклий Гурешидзе. Настоятель отец Федор закрывает на все глаза.

В кулинарии «Георгиевского подворья» висит плакат: «Покупая у нас, вы помогаете храму». Казалось бы, доходы от кафе и торговли должны существенно улучшить материальное положение церкви, позволить решать многие проблемы прихожан. Но в реальности получается, что денег на что-то важное все равно нет. «Когда отец Мириан начал проводить ежедневные молитвы, встал вопрос об оплате певчих, — вспоминает один из прихожан. — Он обратился к старосте, но тот ему ответил, что денег нет». Также не нашлось денег на операцию прихожанке, пришлось скидываться самим верующим. И на то, чтобы отправить на родину, в Грузию, гроб с телом умершего неимущего грузина — тоже денег не нашлось. Прихожане в недоумении: почему так, ведь торговля идет бойко, в кафе всегда есть посетители, а цены куда выше обычных ресторанных?

— Церковь, по сути, превратили в коммерческий объект, — утверждает бывший руководитель Союза грузин в России Михаил Хубутия, который по предложению Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II несколько лет возглавлял попечительский совет храма. — Отец Мириан хочет навести порядок, поэтому его и пытаются выжить.

По его словам, храм сейчас остался единственным центром общественной жизни московских грузин. Экс-президент Грузии Саакашвили делал все, чтобы разрушить единство российской грузинской диаспоры, потому что не доверял российским грузинам.

— Саакашвили продал культурный центр «Мзиури» на Арбате, хотя я лично со своими друзьями предлагал выкупить его, чтобы центр сохранил свое предназначение, — вспоминает Хубутия. — Он также продал в частные руки помещение консульства Грузии на Остоженке. Он сделал все, чтобы разрушить нашу диаспоральную организацию — Союз грузин в России. Единственное, что у нас осталось, — эта церковь.

Церковь, православная вера — это тот фундамент, на котором много веков строилось братство русских и грузин. Очень важно, чтобы этот фундамент сохранился, а церковь не потеряла своего предназначения, не превратилась в «вертеп разбойников», из которого Иисус изгонял торговцев и менял.


Смотреть фото-галерею записи «Запах шашлыка и музыка» отвратили от московской церкви грузин