Когда обезьяны летают бизнес-классом: удивительное путешествие малышки Мими

Когда обезьяны летают бизнес-классом: удивительное путешествие малышки Мими

Орангутана отправили из Москвы в туманный Альбион по воздуху

Вообще-то по паспорту она Лорейн. Но с рождения ее называют Мими. Малютка-орангутан, самый красивый детеныш, от которого отказалась мама и которого вынянчили киперы отдела приматов Московского зоопарка. На днях любимица зоологов отправилась в самое важное путешествие в своей жизни — в Центр спасения обезьян Monkey World в Англии. Причем на новое место жительства обезьяна полетела в качестве вип-персоны — в бизнес-классе самолета «Британских авиалиний». Вообще-то такое не практикуется: обычно животные из зоопарков совершают перелет в багажном отделении. Но Мими так мала и так привязана к людям, что зоологи никак не могли ее сдать в багаж и добились для обожаемой питомицы столь редкой привилегии.

Фото: Пресс-служба Московского зоопарка.

Судьба Мими, четвертого детеныша знаменитой самки орангутана Личаны, была предрешена. 32 года назад Личана была выкормлена искусственно: родителей ей заменили киперы зоосада. Как это часто бывает в таком случае, материнские инстинкты у обезьяны были нарушены: она смогла стать родительницей, но не захотела самостоятельно кормить малышей. Сотрудникам, которые были готовы к такому развитию событий, приходилось забирать новорожденных под свою опеку. Так случилось и с Мими. 14 августа 2015 года Личана родила крошечную девочку и сама перегрызла ей пуповину. Но как только новорожденная инстинктивно потянулась за положенной ей порцией молока, мама сложила полномочия. Она просто оставила детеныша под дверью, зная, что там его найдут люди. Так и случилось: киперы оперативно подоспели на помощь.

Взять на воспитание детеныша орангутана — все равно что обзавестись собственным младенцем. Сотрудники установили график дежурства, даже оставались в зоопарке на ночь, ведь малышку надо было кормить каждые полтора часа. Спали рядом с ней, вставали по будильнику, разводили смесь… Мими обзавелась собственным манежем, в котором засыпала в обнимку с плюшевой игрушкой.

— Дети орангутанов, как и наши дети, требуют одного и того же — любви, ласки и тепла, — рассказывает генеральный директор Светлана Акулова. — При этом приматы могут болеть теми же болезнями, что и люди. У нашей Мими оказались проблемы с усвоением лактозы. Мы вызывали к ней врача-педиатра, который помог это выявить и прописал ей безмолочную диету…

На долгие месяцы любимыми блюдами орангутана стали гречневая и рисовая каша на воде. А со временем она перешла на взрослый рацион.

В рамках программы по сохранению редких видов животных Мими подобрали новый дом — Центр по спасению обезьян в Англии. В центре проживают приемные мамы-оранги, которые берут на воспитание детенышей-отказников.

Переезд мог состояться еще прошлым летом, но Мими заболела. Снова начались трудности с питанием: на любое меню малышка реагировала расстройством желудка. Орангутаниху поместили на карантин. За здоровье малышки переживали все, технический отдел смастерил ей временный вольер на балконе в служебных помещениях, чтобы она могла гулять на свежем воздухе. У обезьяны был такой трогательный вид, что она никого не оставляла равнодушным.

— Она все время ходила в обнимку с любимой мягкой игрушкой-ежиком и одеяльцем. При этом Мими была не очень-то ласковым ребенком, у нее был характер. —Даже несмотря на то, что она меня знает, нужно было найти к ней подход. Ласково позвать, погладить, поуговаривать подойти… И только после этого она смягчается, подходит, и ты получаешь огромное удовольствие от того, что тебя обнимает такой маленький ребенок. Или предлагаешь ей любимое печенье — она сначала его не берет, выжидает. Но потом все же соглашается. Мими — это самый красивый детеныш орангутана…

Со временем Мими поправилась.

А к маю были подготовлены все необходимые документы к отлету. За неделю до «дня икс» в Москву приехали зоологи из Центра по спасению обезьян. Очень серьезные и консервативные люди, они сразу отвергли вариант имени Мими. Будущую питомицу звали исключительно «по паспорту»: Лорейн. Их задача заключалась в том, чтобы наладить контакт с обезьяной. Целыми днями кипер находился рядом с Мими, они общались и изучали друг друга. Также ее учили заходить в домик, в котором она должна была отправиться в путь. К всеобщему облегчению, процесс знакомства оказался успешным: девочка-орангутан оказалась коммуникабельной и прониклась доверием к новым знакомым.

Важным моментом для столичных зоологов стал выбор способа перемещения оранга из России в Англию.

— Нам предлагали посадить Мими в багажный отсек самолета — для нас это было недопустимо. Она же совсем ребенок! Лететь без кипера, среди багажа, — для нее это огромный стресс. Коллеги из Англии, к счастью, пошли нам навстречу. Не представляю, скольких усилий им это стоило, но Мими полетела в салоне, причем бизнес-классом, как серьезная мадам…

Обезьяну провожали со слезами на глазах. Полет прошел замечательно, сопровождающие отчитывались фотографиями: вот Мими с экипажем, вот смотрит в окно… По приезде в центр Мими познакомили с подружкой — ровесницей по имени Роро. Специалисты посчитали, что такое знакомство поможет новенькой адаптироваться в группе, и не ошиблись: девушки быстро подружились.

В дорогу Мими взяла две свои любимые вещички — одеяло и мягкую игрушку. Но спустя две недели после новоселья она почти перестала их повсюду носить с собой. И это главный показатель, что бывшая москвичка чувствует себя комфортно.

Фото: Пресс-служба Московского зоопарка.

■ ■ ■

Расставаться с тем, кого приручил, всегда тяжело. Но в случае с Мими, как и со всеми другими животными, просто нет выбора. Ведь помимо просветительской функции зоопарки во всем мире выполняют и другие, главная среди которых — природоохранная. Эта работа — невидимая большинству часть айсберга под названием «зоопарк». Она включает в себя охрану природы и редких видов животных. Вторая часть подразумевает постоянный учет поголовья в крупных зоопарках мира и обмен животными для создания наиболее ценных групп особей.

Рассказывает ведущий методист дирекции Любовь Курилович.

— Программы по сохранению и разведению редких видов направлены на создание жизнеспособных, генетически разнообразных популяций в неволе. Идеально, чтобы эти программы заканчивались реинтродукцией, то есть возвращением в природу, — это финальная цель. К сожалению, в нашем сильно меняющимся под влиянием человечества мире бывает, что возвращать животных уже и некуда. Естественная среда обитания уничтожается. Тогда тем более становится важно сохранить их хотя бы в неволе, создать резервные популяции.

Чтобы такой масштабный проект работал, нужны координация действий и учет всех питомцев, проживающих в зоологических садах. Этим занимаются международные ассоциации — такие, как Европейская ассоциация зоопарков и аквариумов, Всемирная ассоциация зоопарков и аквариумов и другие. А координаторы конкретных программ вычисляют, какие пары будут наиболее удачными и ценными с точки зрения генетики. К примеру, они благодаря специальным компьютерным программам проводят анализ поголовья, в ходе которого выясняют, что максимально удачная пара из всей популяции — это, допустим, самец тигра из одного зоопарка и самка из другого. Руководство получает рекомендации по их дальнейшему перемещению и соединению. То есть один из зоопарков должен готовиться принять «жениха» или «невесту». Тем временем третья сторона будет ждать молодняк, родившийся от этой пары. Некоторое время назад из столицы улетел в Вену самец дальневосточного леопарда — там его уже поджидает супруга. Их союз может дать ценное потомство.

Сегодня даже существуют санкции за нарушение рекомендаций координаторов программ по сохранению редких видов. К примеру, если какой-то зоопарк не послушался куратора и соединил питомца не с тем, кто ему подходит с генетической точки зрения, он рискует потерять статус и возможность участвовать в программах по обмену животными. Ведь в их рамках зоопарки получают (и отправляют) питомцев бесплатно.

Успешное размножение животных порой достигает такого уровня, когда создается излишек поголовья, который некуда пристроить. Все, кто хотел и имел возможность содержать этот вид, его уже содержит. В этом случае дается команда приостановить дальнейшее разведение.

— Психологически эта ситуация довольно тяжелая для зоологов, ведь мы всю жизнь пытаемся добиться именно размножения, — объясняет Любовь Ярославовна. — Сейчас у нас живут две пары снежных барсов, которые не должны давать потомства. В некоторых зоосадах запрещено размножаться амурским тиграм (но в нашем зоопитомнике оба хищника — из природы, поэтому на них запрет не распространяется). На практике это осуществляется следующим образом: в среде животных, которые ведут одиночный образ жизни — леопардов, барсов, тигров… — самца просто не соединяют с самкой. Для животных, живущих группами (это, к примеру, приматы), используется контрацепция. Иногда разведение некоторых особей приостанавливаются навсегда, но чаще всего — на время. И если где-то появится питомец с другим генетическим набором, к нему могут «выписать» подходящего партнера.

Уважаемые читатели!

Свои вопросы и предложения направляйте на oreshkina@mk.ru


Смотреть фото-галерею записи Когда обезьяны летают бизнес-классом: удивительное путешествие малышки Мими